/13:19

Теперь там нет и этой таблички потому, что турки кинули не только дашнаков, но и поверившим им большевиков- erevanlive.wordpress.com

Теперь там нет и этой таблички потому, что турки кинули не только армян противников красных , но и поверившим им затем большевиков- erevanlive.wordpress.com

Одним из первых постановлений, принятых Советским правительством, был декрет «О Турецкой Армении», контроль за осуществлением декрета «О Турецкой Армении» и созданием в Армении советской государственности Ленин возложил на Чрезвычайного комиссара по делам Кавказа Степана Шаумяна. В Москве был создан Комиссариат по армянским делам, в который вошли Варлам Аванесов, Ваан Терьян, Саркис Лукашин, Погос Макинцян, позднее Арт. Каринян, Ашот Иоаннисян, Айк Овсепян и другие,а армянская контрреволюция  не признав советского правительства, возглавляемого Лениным и полномочий Шаумяна, развернули борьбу против социализма в результате, чего мы и остались один на один с Османским государством.

Дошло до того, что в августе 1918 г. мусаватистокое правительство, воодушевленное наступлением турецких войск, потребовало от армянского правительства принять меры против Андраника пытавшегося  пройти через Карабах на помощь Шаумяну. В ноябре 1918 г.  Манукян, Качазнуни и Саакян вместе с Халиль-пашой и германскими представителями обсуждали вопрос посылки против Андраника «смешанной воинской части» и уверяли их, что если Андраник «вступит на территорию Армении, он будет обезоружен и предан военному суду» . В этих условиях Андраник вынужден был покинуть родину.

На заседании Национального совета 4 ноября 1917 г. Пападжанов двусмысленно заявил: «Мы от России не отделяемся, но и помощи не ждем». На словах против отделения от России возражал не только он, но и заправилы других буржуазно-националистических партий. На практике же они отказывались признать Советское правительство, встали на позиции его врагов и тем самым подталкивали к бездне и без того истерзанный народ, призывая всеми силами «сопротивляться крепнущему большевистскому движению».

1 июня 1918 г. в Батуми была заключена предательская сделка с турецкими захватчиками против Бакинской коммуны Степана Шаумяна. Изменники обещали туркам совместными усилиями открыть дорогу на Ереван. Не сумев войти в Ереван благодаря Сардарапатской битве (воины Сардарапата фактически воевали с теми силами, которые готовились по трупам армянского народа прорваться в Закавказье с целью потопить в крови Бакинскую коммуну, захватить также бакинскую нефть, в которой как в воздухе нуждалась турко-германская коалиция ), турки хотели войти туда с помощью изменников, М. Пападжанов и Р. Тер-Минасян совместно с турками должны были «применить все средства, чтобы открыть дорогу» . Турки хотели лишить возглавлявшийся Шаумяном Бакинский совет армянских воинских частей. Социал-демократ К. Казарян требовал «вывести армянское войско оттуда» (из Баку) и «даже, если нужно, формально объявить войну» Советскому Баку. Некоторые наши лидеры   становились исполнителями воли турецких агрессоров, начавших интервенцию против Советской власти.

По Батумской конвенции, ставшей первым официальным документом международного характера, подписанным ими, территория Армении должна была составить приблизительно 9 тыс. кв. км с 326 тыс. населения. Германский дипломат Бернсдорф даже шутил по этому поводу:

Турция оставила армянам только озеро Севан, в котором они могут искупаться, но выйти и обсушиться им негде

 

23 мая 1918 г. на заседании Национального совета возвратившийся из Батума Ов. Бекзатян сообщал, что Халиль-бей говорил с армянскими делегатами «презрительно», «отвратительным» тоном.

Теперь — мы — победители, вы — побежденные, поэтому вы должны принять наши условия».

 

Вплоть до конца мая турецкие главари продолжали свою враждебную политику по отношению к армянам, и вдруг неожиданно произошел переворот в настроении: Турция дала согласие на создание Армении. В связи с этим в июне 1918 г. германский посол Бернсдорф выразил свое удивление тем, что еще восемь дней назад «Турция и слышать не хотела о создании Армении (особенно Энвер и Талаат паши) и вдруг дала свое согласие». Несмотря на очевидность турецкого фарса, эти политики были только польщены, когда 27 мая Халил и Вехиб пригласили к себе Качазнуни и Хатисова и заговорили с ними дружеским тоном. Халил говорил комплименты в адрес армян, просил Хатисова передать Армянскому национальному совету, что турки не против «создания Армении» на Кавказе. А Вехиб добавлял: «Армянское войско сражалось прекрасно… По сведениям Шевкет-паши, он не видел подобного сражения ни на одном турецком фронте, несмотря на наше преимущество в силе (10 тысяч регулярного войска, не считая добровольных отрядов, а армян — 7 тысяч) и технике. Сражение длилось четыре дня. Это сражение дало повод для различных раздумий о том, что на Кавказе вы займете место Болгарии».29 июня 1918 г. одна из французских газет писала:

 

«Обескровленная Армения, окруженная со всех сторон, без хлеба, без помощи, без надежды испускает священный вопль: «Восстаньте, мертвые». И она восстает против турок, и она сражается…». Газета отмечала также, что, по общему мнению, армян следовало только оплакивать, однако выяснилось, что ими нужно восхищаться.

 

 

Вехиб умалчивал о поражении и бегстве турецких войск, а армянские дипломаты не понимали причин внезапной перемены настроений турок. На поле боя победили армянские воины, а в Батуми терпели поражение «дипломаты» Хатисов-Качазнуни.

Несмотря на активную антитурецкую позицию армян в революционном Баку, действия Андраника, антитурецкую ориентацию армянских общественных сил 1 сентября 1918 г. армянская делегация заявила министру иностранных дел Турции о своем согласии с предложением Энвера заключить конвенцию о нейтралитете и дружбе между Турцией и Арменией.
3 сентября перед отъездом в Берлин и Вену Талаат принял армянскую делегацию. Он льстил армянам, называя их «рыцарями своего слова», говорил, что уверен в их лояльности по отношению к Османскому государству.

 

«Пером невозможно описать те ужасы, которые произошли в Баку после взятия города, — писал очевидец. — Три дня и ночи группы турецких аскеров во главе со своими офицерами нападали на дома армян, грабили имущество, пытали и убивали тысячи людей, насиловали армянских женщин и девушек на глазах мужей и родителей. Улицы Баку были покрыты изуродованными трупами». Всего было вырезано около 30 тыс. армян. Свидетель этих событий М. А. Болиновская в письме от 22 ноября 1918 г. писала из Ростова: «Несчастные женщины, чтобы спастись от насилия кровожадных зверей, выбрасывались из окон высоких домов… убитые дети, реки крови и т. д.»

 

 

Թողնել պատասխան

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Փոխել )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Փոխել )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Փոխել )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Փոխել )

Connecting to %s